Украинец Олег Дорощук на юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе доказал, что надежды на медаль по прыжкам в высоту, которые с ним связывали, были небезосновательны. По результатам двух этапов он выиграл бронзу. А на втором из них вплотную приблизился к личному рекорду, преодолев 2,14 метра.

– Сезон был очень длинным, – сказал Дорощук. – Юношеские Олимпийские игры были последними и одновременно основными соревнованиями в нём. Думаю, бронзовая медаль, которую я выиграл – неплохой результат. Впереди подготовка к новому сезону и к Олимпийским играм в Токио.

– Ощущение, что можете преодолеть 2,16 м не покидало до последнего?
– Именно так, ведь первая попытка была очень хорошей. Я понимал, что мне она по силам.

– А 2,22 метра от соперников стали сюрпризом?
– 2,22 точно не ожидал. Особенно от австралийца Оскара Майерса. Поднять личный результат с 2,14 метров до 2,22, ещё и в конце сезона – это очень сильно!

– Михаил Кохан рассказывал о том, что атмосфера в олимпийской деревне несколько отвлекала и помогала избежать мандража перед стартом. Как было у вас?
– У меня не слишком большой опыт участия в международных соревнованиях. До этого были только юношеский чемпионат Европы и матчевые встречи. Поэтому юношеские Олимпийские игры для меня точно стали турниром высокого уровня на данный момент. И атмосфера на них действительно отличается. Ты идешь по олимпийскому поселку, а с одной стороны кто-то танцует, с другой – отдыхает. Это действительно помогает немного отвлечься от волнения перед стартом.

– Вашего тренера, Геннадия Здитовецкого, не было в составе делегации. Кто помогал вам в Буэнос-Айресе?
– Помогала Татьяна Владимировна Степанова, тренер Ярославы Магучих. Она была рядом со мной и на соревнованиях, и во время тренировок, всегда подсказывала, что и как лучше сделать.

– У многих тренеров и спортсменов есть свой собственный язык подсказок. Насколько хорошо вы с Татьяной Степановой понимали друг друга?
– Мы уже достаточно неплохо знаем друг друга, я бы даже сказал, что мы подружились. Поэтому общий язык находили. Я понимал все подсказки, всё, что она мне говорила. Но понятно, что без личного тренера все равно было сложно.