17-летний Эрик Ваншельбойм, пожалуй, единственный украинский теннисист, который не жил в Украине. Но уникален он не только этим. Эрик хорошо говорит на шести языках, играет слева одной рукой, придумал личный хэштег и уже успел выиграть профессиональный турнир. На текущем “Ролан Гарросе” он дошёл до полуфинала в юниорском парном турнире. В интервью “Большому теннису Украины” Эрик рассказал о себе.

– Эрик, для наших читателей ты, пожалуй, один из самых неизвестных игроков. Многие знают, что есть парень, который уже выиграл немало юниорских турниров и даже один взрослый титул. Но кто он, откуда – это для многих остается загадкой.

– Мои родители оба из Украины, но я родился в Сараево, а когда мне было несколько месяцев, мы переехали в Данию по работе отца, который работает в UNOPS (Управление ООН по обслуживанию проектов) и в Копенгагене находится их штаб-квартира. Большую часть своей жизни я прожил именно там и только полтора года назад переехал вместе с тренером в Испанию, где на данный момент также и тренируюсь.

– Там какая-то теннисная академия, куда ты переехал?

– В принципе нет, в Аликанте я тренируюсь в обычном клубе, но там достаточно много хороших игроков и тренеров, всегда есть с кем потренироваться и этот клуб можно назвать такой маленькой базой.

– Данию сложно назвать теннисной страной. Как он появился в твоей жизни?

– Когда мне было восемь лет, мой лучший друг начал играть в теннис, а я особо ничем не занимался, так изредка ходил на плавание. Так вот, мой друг пригласил меня на тренировку. Помню, мы тренировались каждую субботу, и со временем я начал всё больше заниматься.

– Друг продолжает играть в теннис?

Больше нет (смеётся). Он примерно год отзанимался и бросил, а я вот до сих пор в теннисе.

– Насколько я знаю, Дания – дорогая страна. Как выстроена теннисная система там? Есть ли помощь от Федерации?

– В Дании система такая же, как и в Украине. Родители и тренеры занимаются всем сами. Может, когда игроки показывают хорошие результаты, то Федерация выделяет какие-то средства, но когда начинают заниматься теннисом, то всё сами. Если сравнивать с Украиной, то заниматься теннисом в Дании очень дорого. Это вообще дорогая страна. Например, аренда корта на час может обойтись в 25-30 евро, а услуги тренера – где-то 60 евро в час.

– Да, это объясняет, почему Дания не очень теннисная страна. В твоём профайле я прочёл, что твое любимое покрытие – грунт. Но опять же, мало того, что Дания не теннисная страна, с грунтом она ассоциируется ещё меньше.

– Да, вы знаете, в Дании мы играем в зале в течение восьми месяцев за год, так что странно, что мне больше нравится грунт. Думаю, это из-за моей физики и стиля игры. Мне больше нравится грунт, и он больше подходит моей игре. Я люблю играть в защите и обожаю идти в контратаку. Если нужно, то я могу сильно ударить, но предпочитаю, чтобы мой соперник был более агрессивным и я мог бы контролировать обратный мяч за счёт его скорости.

– Какие сильные стороны Эрика Ваншельбойма и над чем ему нужно ещё усиленно поработать?

– Сильная сторона – удар справа, а работать нужно над ударом слева.

– Ты выбрал для себя одноручный бэкхенд, который сейчас становится достаточно редким. Почему?

– На самом деле сначала я играл слева двумя руками, но когда мне было 11 лет, в тот период я слева очень много играл резаным ударом. Тогда мой тренер заметил это и сказал, что раз я так играю, то могу перейти на одноручный бэкхенд и это будет лучше для меня. С тех пор играю так.

– Твой любимый игрок – Роджер Федерер. Его бэкхенд лучший в Туре?

– Хм… Ну это точно или Федерер или Вавринка (смеется)

– За кого болел в их матче?

– За Федерера, конечно.

– Твой профайл говорит, что ты знаешь шесть языков. Это на самом деле так? Тебе нравится учить новые языки?

– Да, я на самом деле довольно хорошо говорю на шести языках. Я бы не сказал, что мне нравится учить языки, но мне достаточно легко подбирать слова. Чем больше языков знаешь, тем легче учить другие. Когда я жил в Копенгагене, я учился не в датской школе, а во французской и, когда я выучил французский, мне было намного легче учить испанский. Если выучу испанский, будет легче итальянский. Вот так постепенно я учил и было всё легче и легче.

– В начале января ты выиграл первый профессиональный титул в Китае. Каким был уровень игроков, выступавших там, и можно ли его сравнивать с юниорскими турнирами?

– Тяжело сравнивать уровень игроков на юниорских турнирах с участниками тех соревнований, потому что это был всего второй взрослый турнир для меня. Я знаю, что азиаты обожают играть на харде, быстро и плоско бить, а там был грунт и турнир проводился на высоте полтора километра над уровнем моря. Им всем было очень тяжело, а мне наоборот очень комфортно. Скажу так, что уровень соперников был очень хороший, но из-за кортов и высоты их уровень стал ниже, а мой, наоборот, повысился.

– На тот турнир ты попал благодаря новой системе ITF, которая резервирует места в основной сетке для лучших юниоров. Но в то же время эту систему часто критикуют. Ты вникал в суть реформы, и как, на твой взгляд, она работает для игроков, больше в плюс или в минус?

– По поводу новой реформы ITF, то единственный минус в ней, который я вижу, касается игроков, которые больше не юниоры, им становится сложно попасть на турниры. Насколько я слышал, то недавно объявили, что обратно возвращают очки и теперь в основу смогут попадать не пять юниоров, а три. Думаю, пять это было даже много, а три в самый раз. В целом я считаю изменения положительными, посмотрим, как будет дальше.

– В Париже ты играешь свой второй юниорский “Шлем”. Можешь сравнить австралийский турнир и французский в плане организации? От многих игроков слышал только положительные отзывы об Australian Open и в то же время не столь позитивно отзываются о Roland Garros.

– Не знаю даже, мне тяжело сказать, какой турнир нравится больше. Я тоже замечал, что другим в Австралии нравится больше и я могу это понять, потому что там все говорят по-английски, а здесь посложнее понять. Мне-то легко, я говорю по-французски, и так же легче моей команде. В организационных моментах разницы особой не вижу.

– Ты упомянул свою команду. Расскажи кто в нее входит.

– Мой тренер, он из Дании, его зовут Руне Томсен. Мы знакомы уже десять лет. Здесь в Париже только мы вдвоём, а в Дании у меня есть ментальный тренер и также есть тренер по физической подготовке и в Дании, и в Испании.

– Давай вспомним твои игры здесь. В первом круге ты сыграл с французом, который получил wildcard в основу. Ты легко выиграл первый сет, но затем всё было достаточно нервно, и тебе пришлось отыгрываться, плюс ты упал в начале второго сета.

– Да, я упал, но там не было ничего страшного с ногой. Просто судья сказал, что по правилам, если кровь не останавливается, нужно брать медицинский тайм-аут, что мне и пришлось сделать. В первом сете мой соперник очень нервничал. Я был удивлён, потому что видел его игру раньше, и столько ошибок он не делал. Во втором сете он сразу сделал брейк, было видно, что нервы ушли. Он начал агрессивнее играть, больше попадать, а я снизил свой уровень. Ну, а в третьем он вёл 4:2 40-0 и, не знаю как, я выиграл этот гейм и он снова стал нервничать. Как и в первом сете, его уровень упал.

– Второй круг и третий сеяный – американец Брэндон Накашима. Он был слишком силен?

– Для меня да. Он играет очень быстро слева и справа, хорошо подаёт, хорошо двигается. Да, во втором сете у меня были брейк-поинты, все геймы были очень близки, но мне не удалось зацепиться. Мне нужно было играть очень хорошо, чтобы просто выиграть хотя бы один гейм. Я и перед игрой знал, что он играет лучше меня, мне это говорил и тренер, поэтому я играл в удовольствие и просто хотел посмотреть, как я буду играть с третьим в мире. Я знаю, к чему мне нужно двигаться.

– Во время твоего матча с Накашимой мне удалось поговорить с капитаном сборной Украины в Кубке Дэвиса Андреем Медведевым, который здесь выступает на “Турнире легенд”. Он рассказал о том, что ты провёл двухнедельных сбор в Киеве и достаточно хорошо отзывался о твоей игре. Расскажи, как произошло ваше знакомство?

– После турнира в Китае со мной связался Алексей Бакланов и написал, что меня хотели бы увидеть в Киеве, чтобы потренироваться с командой. Я тренировался с Денисом Молчановым, Артемом Смирновым, сёстрами Киченок. Тренировки были очень хорошими, мне было интересно увидеть, как тренируются профессионалы, как готовятся. Я многому научился за эти две недели.

– Обсуждали возможность выступления за сборную Украины?

– Нет, таких разговоров пока не было.

– Ты родился в Сараево, долго жил в Дании, сейчас в Испании. Ты считаешь себя украинцем и хотел бы выступать за нашу сборную?

– Было такое, что я давным-давно играл за Данию, когда выступал на турнирах Tennis Europe, но потом поменялись правила и, что бы играть за Данию, нужно было менять украинский паспорт на датский, а таких планов у меня никогда не было и не будет. Если меня пригласят играть за сборную Украины, то, конечно, буду играть. Да, родители мои давно живут за границей, но бабушка и дедушка проживают в Киеве.

– В своем Instagram ты используешь интересный хэштег – #BOOMBOIM. Сам придумал?

– Вместе со своим другом придумали (смеётся). Он заметил, что у многих игроков есть какие-то личные хэштеги и предложил мне тоже что-то придумать. Так и родился BOOMBOIM.

– BOOMBOIM производит впечатление, что ты такой горячий парень. Как бы ты описал свой характер?

– Я довольно энергичный. Когда я общаюсь с человеком первый раз, то достаточно спокойный, но когда уже начинаешь узнавать человека, то раскрываюсь и становлюсь более энергичным. А на корте я могу сказать некрасивые слова, но бросать ракетку или разбивать точно нет. Меня учили этого никогда не делать, и тренер очень злится, когда я такое делаю.

– Чтобы ты хотел себе взять у топ-игроков? Кого ты считаешь лучшими, например, на подаче или ударе справа?

– Подачу однозначно у Джона Иснера, удар справа – Федерер, слева – Джокович, у него невероятный контроль. Двигаться, как Монфис или Де Минор, а удар слёта – братья Брайаны. Видел здесь их игру, они мне очень нравятся.

– Несколько дней назад общались с Ильёй Белобородько. Он рассказал, что он немного потерял фокус от того, что впервые попал в атмосферу “Шлема”, где юниоры и топ-игроки тренируются просто на соседних кортах. Насколько это круто, когда ты можешь запросто посмотреть тренировки Федерера или Джоковича?

– Это очень круто! Такой расфокус, как у Белобородько, у меня был в Австралии. Там я тоже был впервые на “Шлеме”. Я думал, что профессиональные игроки и юниоры будут отдельно друг от друга. А оказалось, что везде были вместе и в столовой, и на физподготовке. Ты везде мог посмотреть, как и что делают лучшие игроки мира. Тогда я сильно удивился, а здесь уже, можно сказать, привык.

– Какие планы на ближайшие турниры? Будешь играть что-то юниорское или уже переходить на профессиональные соревнования?

– Больше буду играть взрослые турниры. На юниорском уровне я планирую играть только “Шлемы” (Уимблдон и US Open), а по взрослым пока не знаю планы. Всем этим занимается мой тренер. Он полностью составляет календарь.

– Чем любишь заниматься в свободное время? Есть хобби?

– Когда есть свободное время в Дании, то провожу его с друзьями, иногда читаю. Также мне очень нравится смотреть видео на YouTube, связанные с теннисом – обзоры матчей, лучшие удары игроков и прочее.