На недавнем чемпионате Украины одиночник Иван Шмуратко стал единственным, кто защитил свой чемпионский титул и второй раз подряд поднялся на высшую ступень пьедестала. Ученик Марины Амирхановой добавил эту награду к ещё двум, полученным в нынешнем сезоне на международных стартах. Он был третьим на этапе юниорского Гран-при в итальянской Энье и вторым на турнире в Будапеште. Теперь фигуриста ожидает серьёзный экзамен на январском чемпионате Европы.

– Иван, как оцениваете свои прокаты в контексте подготовки к чемпионату Европы?

– Что касается короткой программы, то мне понравилось всё, кроме каскада, где я допустил ошибку. А произвольную оценил бы чуть ниже, где-то на 7,5-8 из 10-ти. Очень плохо, что не выполнил второй тройной аксель. Надо нарабатывать связи, чтобы этот прыжок шёл не только первым элементом, но и вторым, третьим … То есть, работать есть над чем. Но в целом я получил огромное удовольствие от домашних выступлений в том смысле, что чувствовал тёплую атмосферу и поддержку публики.

– Судя по последним турнирам, в которых вы участвовали, тройной аксель у вас всё же выглядит стабильным. А вот за лутц вам часто оценивают нечёткое ребро. Обращаете на это внимание?

– Да, эти восклицательные знаки действительно появляются и этот факт мы не упускаем из виду. Постоянно что улучшать и есть чему учиться.

– Как идёт процесс изучения прыжка в четыре оборота?

– Мы работаем над сальховом в четыре оборота. К сожалению, травма колена и её последствия не давали возможности активизировать эту работу.

– Но на тренировках он хорошо получается?

– Не совсем. Мы хотели показать четверной на турнире в Стамбуле, но я не смог там выступить по той же травмы. Было бы хорошо найти оптимальный вариант, чтобы и прыжок был уже хорошим и травм не было… Тогда его можно было бы включать в программу. А пока, как я уже сказал, прилагаем все усилия, чтобы на следующие турниры у меня уже был заявлен более сильный набор элементов.

– Насколько серьёзной была травма? Удалось обойтись без операции?

– Слава Богу, операции не было. Я стараюсь не доводить до таких крайностей. Если у меня что-то болит, сразу обращаюсь к врачу, чтобы всё выяснить и, если это возможно, обойтись физиотерапией. Поэтому недавно я ввел новшество – обязательно растягиваться после каждой тренировки, чтобы уменьшить риск травм.

– Заметно, что вы с удовольствием катаете свои программы. Кто выбирал музыку к ним?

– В этом сезоне я делал это сам. Музыка с обеих программ (в короткой – Луи Армстронг “Какой замечательный мир”, в произвольной – Бенджамин Клементин “Cornerstone” – авт.) мне настолько нравится, что когда я её включаю, у меня мурашки по коже. Я часто слушаю её, даже когда еду в метро или разминаюсь…

– А что случилось с новым костюмом к короткой программе? Почему вы вернулись к прошлогоднему?

– Мне казалось, что костюм с бабочкой, в котором я начинал сезон, лучше всего подходит к моему образу. Но он не всем понравился, а думать над новым не было времени. Поэтому попробовали ещё два и я окончательно остановился на нынешнем, синем, с прошлого сезона.

– Иван, вы смотрели финал Гран-при?

– Да конечно! Это было невероятно! Больше всего поразило количество сложных элементов в программах. У Нэйтана Чена пять прыжков в четыре оборота в произвольной программе – это даже осознать трудно. Причем, он делает их легко, будто это тройные. Я сейчас стараюсь перестроить немного свое мышление, чтобы можно было зайти на четверной, как на тройной, то есть не тратить на него слишком много энергии.

– Ваш друг Андрей Кокура вскоре отправляется на зимние юношеские Олимпийские игры. Будете держать за него кулаки?

– Обязательно! На тренировках мы с Андреем помогаем и мотивируем друг друга. Иногда утром приходишь на каток, ещё не совсем проснулся, а там Андрей уже прыгает тройной аксель. Меня это сразу бодрит. Мы даём друг другу советы, делимся впечатлениями от выступлений в турнирах и я чувствую поддержку Андрея, так же, как он её чувствует с моей стороны. Уверен, что он сконцентрируется, соберётся у него всё получится.