Чемпион Европы 2006 года, двукратный бронзовый призёр континентальных первенств, многократный чемпион Украины и вице-чемпион Всемирной серии бокса 2013 года в составе команды “Украинские атаманы” Денис Пояцыка ныне занимается тренерской работой. В интервью пресс-службе ФБУ Денис подробно рассказал о своих впечатлениях от современного бокса, тренерской работы и следующего поколения сборников.

“На бокс пошли всем двором – человек десять”

– Вы завершили выступления в сборной Украины и начали тренировать в родном городе – Кременчуге. Как даётся вам переход на тренерскую работу?

– Тренером работаю уже четыре года. Честно говоря, работа мне очень нравится, ведь я знаю все нюансы и трудности, все тренерские проблемы, которые сейчас у нас в стране, да и зарплата маленькая… Но это такое. Буду честен, несмотря на все трудности, мне приятно, что я остаюсь в боксе.

– Есть ли в данный момент у детей интерес к боксу? Или опережают бокс, скажем, футбол, карате и другие виды спорта, которые являются популярными среди детей?

– Много факторов, которые влияют на популярность занятий спортом в нашей стране. С детского возраста родители пытаются сформировать у детей понятия, что такое хорошо, а что плохо. Мамы боятся, что ребенка могут ударить, травмировать, то сломают, хотя в карате и футболе такое тоже может случиться. Это не менее травматические и опасные виды спорта. Непросто сейчас привлечь большое количество детей, но мы работаем над этим. У детей в голове компьютеры, игры. И многое зависит от воспитания ребенка.

– А когда вы начинали, был больший интерес к боксу? Или также только энтузиасты брались?

– Кажется, было несколько больше желающих. Помню, мы всем двором, человек десять, пошли на бокс. Сейчас такого ажиотажа я не вижу. Однако, опять же, сейчас у детей куда больше выбора: кружки, секции и т.д. Это надо также учитывать. Время не стоит на месте и, к сожалению, с развитием технологий дети всё меньше внимания уделяют спорту. Это нужно кардинально менять.

– И всё же, несмотря на это, успехи наших боксёров как на мировых рингах впечатляют. Неужели эти успехи не влекут за собой молодежь в боксерские секции?

– Конечно, фактор положительного примера – это большое дело. Дети смотрят бокс, обсуждают бои знаменитых боксёров. Это заодно и популяризация спорта, конечно. Однако только на популярности отдельных боксеров трудно выводить спорт в массы. Здесь, в первую очередь, государство должно быть заинтересовано в поддержке и развитии спорта. Государство должно разрабатывать и реализовывать программы в городах и селах. Это важно.

“Тренеры учили меня быть разноплановым и готовиться под соперника”

– А как вы делали первые шаги в боксе?

– Я начал заниматься в 1996 году в спортивном клубе “Легион”. Первым тренером у меня был Юрий Васильевич Волошин, затем Николай Георгиевич Каракулов (наш знаменитый судья по боксу) и Михаил Иванович Мельник. Взрослый бокс, как и период завершения карьеры, проходил под руководством Михаила Ивановича. У него занимался с шестнадцати лет.

– Вы начинали с чистого бокса или сочетали его с какими-то другими боевыми дисциплинами или видами спорта?

– Сначала я вообще ходил на кружок изобразительного искусства (смеётся – примечание автора ), но потом мне это стало не интересно. А уже после неудачных творческих стартов пошел на бокс и занимаюсь им уже более 20 лет.

– Помните свои первые тренировки? Что дал бокс для вашего характера, для вашей личности?

– Любой спорт, в том числе и бокс, заставляет заняться самодисциплиной, в чём-то себя ограничивать. Характер закаляется. Бывают бои, когда немного не хватает желания, а его уже может и не быть, потому что силы на исходе… Вот в такой момент нужно проявить свою выносливость, характер, собраться с силами. Характер в боксе должен быть. Мягким людям в боксе трудно. Не бьёшь ты – бьют тебя.

– Расскажите, кто у вас были любимыми боксёрами в детстве?

– Особо я не фанател ни от кого. Мне нравился Рой Джонс, его стиль боя, техника. Но, конечно, как боксёр, я ориентировался на всех ведущих бойцов, смотрел, как они работают, делал выводы.

– А какие ваши сильные качества как боксёра? Коронный удар, особые умения?

– Мой тренер, Михаил Иванович Мельник, всегда учил меня быть разноплановым в боксе. Ведь одни боксеры боксируют по одному, другие – по-другому, третьи – по-третьему и так далее… То есть нельзя быть не готовым к сопернику или настраиваться на каждого оппонента одинаково. Неважно, как он боксирует – в атакующей манере, контратакующей, – ты всегда должен быть готовым ко всему, уметь боксировать и в атаке, и в контратаке. Важно также и уметь перестраиваться по ходу поединка.

– Кто для вас был самым сложным соперником из тех, с кем часто в Украине пересекались или в Европе? Вот по стилю был совсем не ваш?

– Саша Усик, я ему проигрывал на Украине. Но там тоже свои нюансы были. Он тренировался у старшего тренера сборной, всё такое. Конкурировали в одной весовой категории, поэтому нередко встречались. Были хорошие зарубы. По стилю Усик теперь уже совсем другой боксёр, с Анатолием Ломаченко они много работали над его совершенствованием.

– С кем приходилось работать в спаррингах? Бывали такие, что радовались, что с ними только спарринг, а не бой серьёзный?

– Спарринговал с Яго Киладзе. Я особо нигде не выступал, не стремился никогда переходить к профессиональному боксу. Я готовился к чемпионату Украины, он готовился к бою. Вот мы и совместили приятное с полезным, помогли друг другу. Это было где-то в 2011 году. А так на спарринги я не ездил.

– Из полусредней весовой категории вы переходили в первый тяжёлый. Как удался этот переход? Или не мешал вес?

– Сначала я боксировал в весе до 81 кг, потом поднялся до 83 кг. Поэтому мы с тренером посидели, подумали и решили перейти в более тяжёлую категорию, до 91 кг. Для этого я начал набирать вес, “наедать”, тренироваться по полной, ведь с моими 83 кг там было нечего делать.

“Романчук очень вымотался физически: видимо, не ожидал от меня такого напора”

– Вы в 2006 году стали единственным от Украины чемпионом Европы, прервав гегемонию россиян на чемпионате в Пловдиве (Болгария). Расскажите, пожалуйста, о том турнир, как шла ваша турнирная сетка?

– Для меня это были первые соревнования такого уровня. Первый бой у меня был, если не ошибаюсь, с израильтянином Юзефом Абделхани, я выиграл с явным преимуществом. Второй бой был с литовцем Виталиусом Субачиусом, пять раундов. Четвертьфинал с венгром Йожефом Дармошем завершился уже в первом раунде – я его подловил, сначала нанёс удар в живот, а затем в голову перевёл. Полуфинал с азербайджанцем Эльчином Ализаде тоже завершил досрочно – отказались его тренеры, бросили полотенце на ринг. Его хватило на три раунда, больше не выдержал.

– Верили ли, что на дебютной Европе так сможете далеко дойти?

– Я пересматривал бои своих соперников, общался и советовался с тренером. Михаил Иванович Мельник мне очень помог в этом своими подсказками, поддержкой.

– Ваш соперник по финалу – Романчук – родом из Стрыя, но выступал под флагом России. Сильнейший ваш бой на турнире?

– Что наиболее ответственный – это точно. Наши практически все повылетали: до финала тогда дошёл только Исмаил Силлах, но Бетербиеву проиграл. Стал вторым. Саша Усик вылетел от россиянина Матвея Коробова. Стрецкий, Ключко, Чигаев… Все наши ребята уже прекратили выступления. На золото шансы оставались только у меня. Всё было очень напряжённо, потому что тогда россияне набрали очень много медалей… Практически все.

Но, если честно, мой тренер больше волновался, чем я, мне так кажется. Говорил что-то, успокаивал меня. Сравнить мой уровень и уровень Романчука – как земля и небо было в то время. У меня было несколько заготовок, например с живота на голову переходить, не сокращать между нами дистанцию, вести встречную работу… Вот этим всем я и пользовался, плюс на ногах ещё двигался. Первые три раунда были для меня тяжёлыми, там и ритм боя был, удар за ударом, а затем, после раунда третьего, силы у обоих заканчиваться начали … Ну, дотерпел.

– Как удалось победить?

– Он побывал в нокдауне и не успел восстановить силы, и я его ещё раз отправил в нокдаун. Получилось так, что остановили бой без явного преимущества. То есть он сильно вымотался физически, скорее всего, не ожидал такого напора, такого боя.

– Приходилось потом встречаться с Романчуком в ринге или вне его?

– Встречались вне ринга, лет через пять, если не больше. Он уже не занимался боксом, уже был в Украине. Приезжал в федерацию бокса к нам в Киев. Немного поболтали.

– А какое впечатление вообще произвёл на вас турнир? Бетербиев, Пулев, тот же Усик? Очень хороший состав, люди такие разноплановые – и ярко выраженные нокаутёры, и такие, которые ведут бокс в любительском стиле. Интересно было?

– Конечно, интересно. Тогда они еще не были теми, кем есть сейчас. Тогдашний Усик еще не был тем Усиком, которого мы знаем. Бетербиев также… С Пулевым я тоже спарринговал, как раз был сбор в Болгарии. Он – интересный боксёр, удары у него тяжёлые, опасен он, как по мне. Я тогда лёгкий был, может, сейчас бы по-другому всё было. Ну а в целом турнир прошёл на хорошем уровне, как и все континентальные первенства. Я был на пяти чемпионатах Европы…

…И в трех из них выиграли медали. Какая из этих трёх медалей, кстати, досталась тяжелее всего? Какой турнир был самый сложный? Москва-2010, Минск-2013?

– Лёгких боев не бывает, и турниров лёгких не бывает. Самым сложным, наверное, оказался турнир в Москве. За медаль я там боксировал с Мехонцевым, русским. Хороший боксер, с ним было очень трудно. А вообще я даже и не вспомню особо тяжёлые случаи на ринге, такого не было.

“Вес можно набрать с умом, а можно – просто наесть”

– Интересно, у вас был реальный шанс попасть на Олимпийские игры?

– Да, был. В 2008-м и позже. Но в течение всей боксёрской карьеры у меня были свои “подводные течения”. Вы же знаете, что в отдельный период я ​​и в супертяжёлом весе пробовал боксировать. Боксировал на чемпионате Украины, устал. Планировал идти на Олимпийские игры в тяжёлом весе, но там был Саша Усик… Как я уже говорил, там были свои подводные течения. О которых я сейчас уже не хочу вспоминать. Однако, это уже история. Наверное так и должно быть.

– А сколько золотых медалей чемпионата Украины вы выиграли?

– Более десяти, это точно.

– И в каких категориях?

– В 81, 91, “абсолютке” выигрывал среди 81, 91 и супертяжёлом весе.

– Большая разница между средним весом и супертяжёлым в ведении боя? Ведь в супертяжёлом такой нокаутирующий удар, право на ошибку может быть только раз, не больше.

– Я боксировал на чемпионате Украины в Харькове, решался после плотных двойных завтраков – 92,5 кг. Поэтому подбирал вес, много ел. Но, в основном, выигрывал благодаря скорости, опыта, возраста, тактической подготовке, можно сказать.

– Что нужно есть, чтобы быстро набрать вес в своей весовой категории?

– Сразу так и не скажешь. Одно дело набирать вес с умом, сознанием, а второе – просто наесть.

Как Руис.

– Точно. В основном – белковая пища, физические упражнения, потому что если просто наедаться, то будешь мешковатой тюленем, дальше не прыгнешь. Ну, у каждого на этот счет своё мнение, нет такого, что всем однозначно подойдет. Я долго набирал вес. Года два я набирал 91 кг, чтобы при этом нормально себя чувствовать. Мой комфортный вес – 88, 89 кг. Если чуть больше, то уже всё, я чувствую себя вялым.

– Да и скорость теряется.

– Да. Лишний вес быстро ощущается. Тем более, что я боксировал в супертяжёлом весе, там она очень ощутима. Ноги ватные и т.д.

– В олимпийском боксе всех пугают кубинцами. Приходилось с ними боксировать?

– Да, боксировал с кубинцем раза два или три.

– Правда, что они по технике, по мастерству обогнали европейцев?

– Сказать, что они слишком технические, не могу. У них есть много своих недостатков. Психологически они не очень мощные. Но они физически очень выносливы, пластичные, подвижные, всегда много двигались. Тогда еще была очковая система, на кнопках набирались очки, судьи судили. Они делали +20 в первых двух раундах, а потом всё – три-четыре раунда они бегают.

“Атаманы” отличались во Всемирной серии бокса замечательной тренерской работой”

– Тогда расскажите, за счёт чего так поднялся украинский бокс? Всё-таки больше дюжины чемпионов мира среди профессионалов, куча олимпийских медалей, побед на чемпионатах мира и Европы… Откуда это всё пошло?

– В разное время были свои чемпионы. Украинская школа бокса очень сильная, да и талантливых боксёров у нас всегда хватает. Этого у нас не отнять. Год больше медалей, год меньше, но результат мы показываем стабильный. Просто всему своё время. Одно поколение заменяет другое. Это нормально. Не всегда же побеждать.

Взять мой пример и впечатления. За время пребывания в сборной не могу сказать, что у нас была какая-то нереальная система подготовки. Я был в сборной много лет, поэтому могу сейчас уверенно об этом говорить. Однако результат мы показывали? Показывали. Но чтобы добыть олимпийское золото просто готовиться было мало. Внимания заслуживает система подготовки того же Васи Ломаченко и Саши Усика. Они много дорабатывали. У них была своя программа расписана Анатолием Николаевичем. Об этом не любят говорить, но трудно спорить с этим, что это действительно давало результат и продолжает давать по сей день. Я не хочу обидеть никого из тренеров, но Анатолий Николаевич уникальный специалист с уникальным подходом к тренировкам. Это факт.

– А вам часто приходилось работать со старшим Ломаченко?

– Да, конечно, тренировались под руководством Анатолия Николаевича. Он также работал в составе “Атаманов”.

– Какие у него подходы к работе с боксёрами? Сторонние наблюдатели, наверное, слышали только популярное – о боксе и шахматах, оригинальных упражнениях… А в чём его фишка?

– Во-первых, это очень начитанный, умный человек. Он интеллигент и интеллектуал. Тренировки у него очень интересные. Вот знаете, бывает, приходишь на тренировку и только ждёшь, пока оно закончится. А у него всё наоборот – интересно. Тренировки постоянно живые, проходят в одном ритме, то постоянно меняется, то добавляется, разнообразные тренировки у него. А когда тренировки однообразные, постоянно одно и то же, то это надоедает. В этом плане Ломаченко – очень грамотный человек.

– Как думаешь, Василию Ломаченко удастся ему объединить все пояса?

– Дай Бог.

– Согласны с тем, что сейчас он лучший в Украине?

– Да.

– В плане техники, в плане ведения боя.

– Да и в физической подготовке. Человек подтягивается по сто раз после тренировки. Такому я лишь могу поаплодировать стоя. Он бегает и кроссы, и марафоны, плавает… Страшный человек. Не знаю, кто может его превзойти в боксе. Мне кажется, что пока таких не существует не только в Украине, но и в мире.

“Возможно, проект WSB и команда “Атаманы” снова появятся”

– С какими эмоциями вспоминаете “Украинская атаманов”? Это период, когда реально все смотрели “Атаманов”. Интерес был максимален. Как вам боксировалось в этой команде?

– В первый сезон эмоции были вообще на высоте. Турнир хороший, уровень крутой. И вообще формат соревнований был уникальным, неповторимым. Но, к сожалению, все сейчас видим, что произошло с соревнованиями Всемирной серии бокса. Однако, возможно, проект WSB и команда “Атаманы” снова появятся. Ведь, по-моему, интерес со стороны болельщиков был на очень высоком уровне. Команда собирала полные залы во всех городах и это даже тогда, когда в составе не было Ломаченко, Усика и т.д.

– Если вспоминать сам турнир, вот сама по себе серия была для вас интересна в плане нагрузок, качества боксёров?

– Конечно, интересна. В то время это было что-то новое. Тогда я ещё боксировал в Баку за азербайджанскую команду “Баку Файерс” первые два сезона.

– А как работали “Баку Файерс”? Кто был тренером? Было много еще легионеров?

– В основном, были дагестанцы. Азербайджанцев были единицы, и то их ставили только потому, что команда называется “Баку Файерс”, а боксируют одни украинцы, молдаване, белорусы и дагестанцы. Тогда было так: зарплата по контракту составляла, допустим, две тысячи долларов, а у азербайджанцев “сборник” получал 2500 долларов от федерации. То есть, ему нужно было сначала закрыть контракт с федерацией, подписать контракт с “Баку Файерс” на 2000 долларов, плюс на два раунда больше боксировать, тренироваться, а они чуть ли не любители такого. Они когда своё получают, то довольны. Чего-то большего им не хотелось. Тренировочный процесс не скажу, что чем-то отличался.

А потом, когда у нас уже появилась команда “Украинские атаманы”, там уже был Анатолий Ломаченко, Михаил Мельник, мой тренер – и это был уже совсем другой подход, и физическая подготовка иная… В Азербайджане было немного не то. Опыт тренеров играет значительную роль. Поэтому в “Атаманах” с удовольствием вспоминаю как раз тренерскую составляющую.

“В профессиональный бокс я никогда не хотел идти”

– Вы завершили выступления в 2016-м. Почему приняли такое решение?

– В основном из-за травмы. Руки начали сильно болеть. Получается, я бью – мне больно, меня бьют в руки, в защиту, блок – тоже больно. При сгибании локтя были очень сильные боли. Пришлось завязать.

– Сначала тосковали по рингу?

– И сейчас скучаю. Сначала было, знаете, вообще не по себе. Чувствовал себя как отработанный материал.

– Ещё в таком молодом возрасте.

– В профессиональный бокс я никогда не хотел идти. Любительский бокс более джентльменский. Низко ударил, по затылку ударил – уже предупреждение, а в профи такого нет. Поэтому мне не понравилось там боксировать. И подписывать контракты с промоутерской компанией – где никто не называет никаких точных цифр. То есть, подписываться непонятно на что… Ну, такое. Это я исключительно о своих впечатлениях и доводах. Возможно, что-то и изменилось сейчас.