Нападающий “Донбасса” Айнарс Подзиньш в интервью порталу allhockey о своём удивительном хоккейном пути, вместившем в себя десять стран, самой экзотической из которых стала Австралия.

– “Донбасс” вышел в полуфинал чемпионата Украины, где сыграет с “Днепром” из Херсона. Как оцените сыгранную часть сезона для себя и для команды в целом?

– Я очень рад тому, что мы решили доиграть чемпионат. У нас подвис в воздухе вопрос о победителе. По итогам регулярки “Донбасс” уступил одно очко финишировавшему первым “Кременчуку”, несмотря на то, что мы оказались сильнее по личным встречам.

Проблема в том, что у нас были невынужденные потери в матчах с командами, с которыми мы не имели права терять очки. К тому же мы сыграли предварительные встречи Континентального кубка в Украине. А полуфинальный этап мы играли в Польше, где, несмотря на то, что у трех команд было одинаковое количество очков, наш коллектив упустил путевку в финальный этап. Это нас немножко подломило, так как мы больше готовились к европейскому турниру, где представляли Украину, нежели чем к чемпионату УХЛ. Из-за этого “Донбасс” потерял очки и упустил первое место в регулярке.

– Вы набрали 34 (18+16) очков в 30 матчах. Можно ли сказать, что вы здесь нашли свою игру?

– Как игрок, отвечу на этот вопрос так. Очень важно найти не только свою игру, но также свою команду и тренера. Виталий Лялька, его тёзка Карамнов, Александр Костиков – это ребята, которых я знал, и мне было комфортно в команде. Тренер увидел мои хорошие качества, поставил меня на рельсы и, благодаря этому, у меня получилось сыграть этот сезон результативно. Да, я нашёл свою игру и набрал определенные обороты. Очень жаль, что мы в апреле не доиграли сезон, потому что ближе к плей-офф я почувствовал, что нашел себя физически и технически.

– В отличие от большинства других лиг, в том числе и от КХЛ, чемпионат Украины будет доигран в сентябре. Как команда будет готовиться к оставшимся играм?

– Повторюсь: очень классно, что у нас так сделали. Многим командам вручали кубки за первое место в регулярке. Но это же хоккей, здесь победитель определяется в плей-офф. А регулярный сезон нужен лишь для розыгрыша привилегий в сетке. Я считаю, что это абсолютно неправильно. Мы не в футбол играем, где победитель регулярки забирает кубок. Команду соберут в июле. Точная дата еще не обговорена, наш тренерский штаб сейчас решает, как сделать лучше.

Мы проведем сборы: сначала безо льда, а потом ледовые. Потом сыграем пару товарищеских игр. Не сомневаюсь в том, что мы подойдем в оптимальной форме к плей-офф. Он начнётся для “Донбасса” 2 сентября матчем в Дружковке.

– “Донбасс” выиграл в четырёх последних сезонах подряд. Сильно ли давит на команду тот факт, что любое другое место, кроме первого, будет признано неудачным результатом?

– У нас есть задача, которая для нас ни в коем случае не понижается. Это победа в чемпионате Украины. После этого для команды наступит главный этап в сезоне – Континентальный кубок. Мы боремся там за выход в финальную стадию и победу в ней, которая даст нам билет в Лигу чемпионов. Если мы выиграем чемпионат Украины, то наша страна сможет подать заявку на проведение полуфинального раунда Континентального кубка. Это было бы очень хорошо.

– Когда вы приходили в стан дончан, много ли знакомых ребят, помимо вышеупомянутых, встретили здесь?

– Я знал помощника тренера – Игоря Чибирева. Мне довелось поработать с ним в Красноярске. Если быть честным, то в моей жизни было много украинских специалистов. Был Вадим Шахрайчук в Новокузнецке, был Годынюк, под руководством которого я играл в Красноярске. Когда мне позвонили из “Донбасса”, то сказали, что здесь речь идет не только о чемпионате Украины, но и о европейских кубках. Никаких проблем у меня не было. Я побывал во многих командах, поэтому влиться в коллектив для меня не составило труда.

– Вы сменили девять стран и десять клубов за последние пять лет. В чем причины такого непостоянства в вашей карьере?

– Всё очень просто. Кто-то может подумать, что я негативный или конфликтный, но это абсолютно не так. В Краснодаре, когда я там играл, были проблемы с финансами, поэтому я уехал в Словакию. Там я доиграл сезон, но моя команда, к сожалению, тоже обанкротилась. То есть за один сезон я успел поиграть в двух клубах, которые прекратили свое существование! Может быть, это случилось после моей зарплаты (смеётся)? Скажу больше: французский “Лион” тоже обанкротился после того, как я туда пришел! Не понимаю, как это происходит!

Следующий сезон у меня был в Красноярске. Потом я уехал на месяц в Германию, где забил победный гол в овертайме в первой же игре. Но мой контракт был рассчитан всего на месяц, и я продолжил сезон в прекрасном городе Кицбюэль, что находится в Австрии. Местная команда играет в Альпийской лиге. Она не попала в плей-офф, и тут на меня вышел клуб из Финляндии “ИПК”, который выкупил мой контракт. Клуб играл в Mestis (вторая по силе лига в Финляндии – прим.), и перед ним стояла задача не вылететь оттуда. Нам удалось выполнить эту задачу. А потом я поехал к Шахрайчуку в Новокузнецк, где мне предложили хороший контракт. Но затем в клуб пришло новое руководство, которое убрало всех тренеров и игроков, не считая местных. Поэтому я был вынужден искать новую команду. Так я приехал в Эдинбург.

Австралия была колонией Великобритании. И мне как-то сказали: “Айнарс, а чем ты летом занимаешься?”. Я ответил: “Да ничем. Сижу дома, книжки читаю и в бассейн хожу”. Мне предложили поехать в Австралию, и я сказал: “О, прикольно!”. Из-за того, что эта страна находится в Южном полушарии, там совсем другой климат и другие времена года. У них сезон начинается в апреле и длится до сентября, в период их так называемой зимы. Могу сказать смело: это было путешествие, а не рабочая поездка. В Австралии нет профессионального хоккея. Клубы предоставляют тебе все необходимое, а ты можешь увезти оттуда некоторое количество денег. Много там не заработаешь. Но зато у тебя будет возможность побывать в удивительных местах!

Я провёл целую ночь в отеле, который находился в тематическом зоопарке, где жираф кушал сено, которое находилось у меня на балконе! И все это в четверти метра от меня! Я кормил маленьких сурикатов всякими жучками. Это что-то с чем-то! Затем у нас была экскурсия, после которой нас проводили на ужин. А в полуметре от нас за стеклом спали львы! Видел, как гиены и львы грызутся через клетку. Я провел прекрасное время в этом зоопарке, который был спонсором моей команды. Он предоставлял нам эти экскурсии в качестве бонуса.

Скажу честно: в Австралии весь хоккей делают иностранцы. У кого сильнее легионеры, у того сильнее команда. Я там вообще не напрягался! Вспоминаю это время с огромным весельем. Я играл в городе Канберра, который является столицей Австралии. И он куда менее интересен, чем Мельбурн и Сидней. Мельбурн и Сидней – это просто вау! Эти города круче, чем Нью-Йорк! Я ехал в Австралию путешествовать и потрясающе провел там время. Команда предоставляла нам определенные бонусы в виде посещений зоопарка и интервью, а также покрывала определенную часть моих расходов и предоставляла работу. Болельщики там просто бомбические! Они не всегда понимают, как надо играть в хоккей, но зато приходят и болеют. Всё это сделано там как шоу. И могу с гордостью заявить, что я стал чемпионом этой страны! Помимо этого, в свободное время я также собирал оборудование для тренажерных залов.

Многие думают, что я ехал в Австралию провести сезон, но они не знают, что чемпионат в этой стране проходит летом. Люди смотрят на мою статистику, согласно которой, я сменил шесть команд в шести разных странах за два года, и спрашивают, как такое могло получиться. А я отвечаю им: вот так! Могу и книгу написать, и агентом стать.

А затем меня позвали в седьмую страну – во Францию! Я не хотел доигрывать до конца сезон в Австралии, потому что в Европе начинался нормальный сезон. Мне удалось набрать обороты, так как там у меня было все необходимое – лед и тренажерный зал. Так я уехал во Францию, где я провел следующий сезон в “Лионе”. Я жил в прекрасном городе и в прекрасной стране. Но, к сожалению, из-за неправильной финансовой политики команда через год начала испытывать финансовые трудности. После этого мне пришлось уехать в Казахстан, где я снова встретился со своим братом Зигурдсом, с которым играл в “Витязе”, Краснодаре и Новокузнецке. Но затем и у этого клуба начались проблемы.

А дальше я уехал в “Донбасс”. Могу сказать, что мне практически удалось договориться с клубом о контракте на следующий сезон. Я бы очень хотел остаться в этой команде. Жду с нетерпением нового сезона и полностью готов к нему, несмотря на карантин! У меня есть место, где я могу готовиться к сезону, и я нахожусь в прекрасном настроении!

– Получилось ли в Австралии найти время на сёрфинг и сафари?

– Там я впервые в жизни сходил на рыбалку, причём дикую, где ловил рыбу прямо на горе. Сёрф я не освоил, но часто плавал в океане. Самое смешное, что я жил в самом холодном городе Австралии! Но при этом летом там очень жарко. Вообще, там много людей болеют раком кожи. Дело в том, что над Австралией находится озоновая дыра, из-за чего ультрафиолетовые лучи попадают прямо на кожу человека. Те, кто там родился, генетически могут этому противостоять, а вот приезжим сложно даже выйти на улицу без солнцезащитных очков.

Я не стал серфингистом, зато попутешествовал по Австралии. Это прекрасная страна! Если смотреть списки лучших городов мира, то можно увидеть, что австралийские находится на верхних позициях. И когда я там побывал, то я понял, почему это так. Кроме того, я съездил в Новую Зеландию. Недалеко от Канберры есть леса с совершенно огромным количеством кенгуру. Я их видел и даже попробовал на вкус! Кенгуру очень трусливые, как кролики. Когда ты к ним подходишь, они убегают. Что касается пауков и змей, то я их почти не видел. Возможно, так вышло потому, что тогда была зима. Но я могу заявить следующее: уже давным-давно смертность от укусов пауков ниже, чем от падений с кровати! О ней просто нет смысла говорить. Все змеи находятся в диких лесах. Змеи в Австралии – это такой же миф, как и медведи на Красной площади. Словом, у меня получилось прекрасное лето с прекрасными воспоминаниями.

– Помимо всего прочего, ты ещё успел получить диплом о высшем образовании. Что это был за университет и по какой специальности ты его закончил?

– Когда мне исполнилось восемнадцать лет и я закончил школу, тогда я пошел в спортивный институт. Мне захотелось выбрать направление “Спортивная психология”, но я пошел на тренера по хоккею с шайбой. Учился я в РГУФКе. После его окончания у меня начались путешествия, которые захлестнули меня, и диплом был забыт. В Австралии мне захотелось поработать тренером, и я доехал до своего института, забрал диплом, перевёл на английский язык и уехал обратно.

Могу сказать, что там очень хорошо платят. Бедным в Австралии может быть только тот, кто сам этого хочет. Тем не менее, это довольно дорогая страна. А ещё в ночном клубе прямо посреди танцпола могут стоять полицейские в форме! Я долгое время не понимал, что это за Хэллоуин такой?

Австралийцы – самые дружелюбные, самостоятельные и независимые люди, с которыми мне доводилось общаться. Я знаком с немецким и скандинавским менталитетом, но австралийцы – самые крутые. Возможно, это связано с их уровнем жизни. Самая прибыльная отрасль в этой стране – строительство. Австралия постоянно строится, там есть просто потрясающие небоскребы. В Австралии тебя не могут заставить работать больше восьми часов в день. Там есть кофе-брейк и пауза на ланч. Если же ты работаешь больше 35 часов в неделю, то каждый следующий час идет за два. Классно!