19-летний уроженец Яворова Львовской области Роман Кизло является одним из немногих воспитанников украинского хоккея, выступающих в Северной Америке. Свой хоккейный путь хоккеист начал на льду новояворовскоого клуба “Галицкие Львы”. А летом 2018 года отправился строить хоккейную карьеру за океаном.

Первый сезон форвард провёл в одной из юниорских лиг Канады. А прошлым летом перебрался в США. В разговоре с пресс-службой ЛГУФК Роман рассказал о своей жизни на американском континенте, дистанционном обучении в университете, тренировках на карантине и дальнейших планах.

“Опыт в дебютном сезоне я получил колоссальный”

— Хоккеем я начал заниматься десять с лишним лет назад. Тогда в Новояворовске открыли ледовую арену и создали клуб “Галицкие Львы”. Наша команда пять раз выигрывала чемпионат Украины среди своего возраста. По разу мы брали серебро и бронзу, трижды завоёвывали золото Карпатской лиги. А летом 2017 года, я тогда перешел в 11-й класс, меня и еще нескольких ребят взяли во взрослую команду, которая в том сезоне заявилась в Украинскую хоккейную лигу.

— Разницу между юниорским и взрослым хоккеем быстро почувствовал?

— Быстро – не то слово. Можно сказать, сразу – с первой тренировки со старшими партнёрами. Когда тебе всего 16 лет, а ты тренируешься и играешь с теми и против тех, кому далеко за 20, а то и по 30 с лишним лет, то сразу на своей шкуре чувствуешь, что выражение “в хоккей играют настоящие мужчины” – это не просто слова из популярной песенки о хоккее, а реалии жизни.

Не могу сказать, что дебют на взрослом уровне для меня был каким-то очень удачным. Но опыт в том сезоне я получил на самом деле колоссальный – можно сказать, действительно бесценен. А главное, я почувствовал, что могу играть на взрослом уровне. Это придало мне ещё больше мотивации работать на тренировках и полностью выкладываться в играх.

Команду тренировал Михаил Чиканцев, который работал с нами с первых дней занятий хоккеем. Поэтому он хорошо нас, молодых игроков знал, а главное, доверял – игрового времени мы получали достаточно. В хоккее часто бывает, что молодые игроки в команде есть, но на ледовой площадке в играх они появляются не часто. А на скамейке запасных мастерство не растёт. К счастью, у нас было по-другому. Хотя признаюсь, что было очень трудно – и физически, и морально. И я чувствовал, что добавляю с каждым матчем и даже с каждой тренировкой.

— Почему ты решил по завершении дебютного сезона отправиться за океан?

— Когда мы играли в УХЛ, старшие партнёры посоветовали создать свой аккаунт в Facebook . Там я выложил всю информацию о себе. И уже в феврале 2018 со мной на связь вышел скаут команды Grey Highlands Hawks из города Маркдейл, что в 100 км от Торонто. Эта команда выступает в молодёжной лиге U-21 СPJHL, где играют клубы из двух провинций – Онтарио и Квебек. Но уровень команд не слишком высок.

Не хочу, чтобы вы подумали, что мне не хватает скромности. Но скажу, что будучи самым молодым в команде (большинство ребят имели 20-21 год, несколько было 18- и 19-летних, а мне одному – 17), я по итогам сезона стал лучшим по всем показателям. В частности, в 38 матчах я забросил 24 шайбы и сделал 47 голевых передач.

При этом наши тренеры Брэд Тичборн и Кори Лафон постоянно меня упрекали, почему я во многих ситуациях, когда могу бросать по воротам сам, отдаю передачу на партнера. Именно поэтому у меня ассистов было почти в два раза больше, чем заброшенных шайб. Я им объяснял, что меня с детства учили играть в командный хоккей, а не гнаться за индивидуальной статистикой. Они только руками разводили – мол, как можно самому вредить своей дальнейшей карьере.

А многие партнеры меня спрашивали, что я вообще делаю в этой лиге. По их мнению, я должен был уже играть в значительно более сильной лиге. Они не могли никак понять, что для 17-летнего хоккеиста из Украины уже сам факт, что он играет на родине хоккея – это уже настоящий прорыв! И не важно, в какой лиге он выступает.

— Ты был единственным европейцем в этой команде?

— Да нет. У нас был настоящий интернационал. Напротив, канадцев было всего несколько, а другие – из разных уголков мира. Были из хоккейных стран – Словакии, Швеции, Германии, Швейцарии, США. Но были и по хоккейными меркам из экзотических – Франции, Болгарии и даже Новой Зеландии … Тем не менее, мы выиграли регулярное первенство. А вот в плей-офф, преодолев четвертьфинал, в полуфинале проиграли и заняли третье место.

“В Канаде, как и в США, на детском и юниорском уровнях гораздо меньше уделяют внимания командной игре”

— Трудно было адаптироваться к канадскому хоккею?

— С этим проблем было мало. Тренеры мне доверяли – я играл не только в своем звене нападения, но и почти всегда выходил на лёд в спецбригадах, когда у нас было много большинства при удалении игрока в составе соперника.

Что касается тренировочного процесса, то в Канаде, как и в США, он отличается от нашего тем, что у них на детском и юниорском уровнях гораздо меньше внимания уделяют командной игре. Там тренеры делают всё, чтобы ты развивался прежде всего в плане индивидуального мастерства. А играть в командный хоккей учат уже во взрослых командах. Молодые канадцы и американцы любят брать игру на себя и самостоятельно решать судьбу того или иного эпизода. И если ты не реализовал момент, никто тебя не наругает, как это делают в Украине. А тренер спокойно, уже на скамейке запасных, объяснит, что именно и почему ты сделал не так.

— А как прошла адаптация с бытом? Язык быстро выучил?

— Что касается языка, то я не был совсем “нулячий”. Помогло, что в школе я любил английский. А когда решил перебираться в Северную Америку, то ещё больше уделял ему внимания. Поэтому языковой барьер я преодолел достаточно безболезненно. Но в целом в начале, особенно первые два месяца, было невероятно трудно – настоящий стресс.

Я не понимал ни где я, ни что происходит вокруг меня. Помог настрой на цель. Ещё дома я ежедневно втолковывал себе в голову, что при любых трудностях должен преодолеть все невзгоды и зацепиться за свое хоккейное будущее именно в Канаде и США.

— В Канаде ты надолго не задержался…

— Я хотел расти дальше. А в этой лиге, где я провёл первый сезон за океаном, это было почти нереально. Мне предлагали остаться в Маркдейле, а одна из команд той лиги предложила “невероятные” условия. Их менеджер мне прямо сказал, что играют они не очень сильно. Но меня поселят жить в украинскую семью, поэтому я буду каждый день есть борщ и вареники …

Я поблагодарил, посмеявшись при этом, и устремился в американский Бостон, в команду East Coast Spartans, что играет в лиге U-19 ECEL, которая является сильнейшей в юниорском хоккее США. Правда, мы играли во втором дивизионе.

— Почему ты выбрал предложение именно этой команды?

— Меня пригласил второй тренер команды Нейл Листон. Он на меня обратил внимание, ещё когда я выступал за “Галицких Львов” последний сезон. Весной 2018 года мы играли на турнире в Польше, на который приехала и East Coast Spartans.

Мы тогда с ними выиграли – 6:4. А Листон после игры подошёл ко мне и предложил летом перебраться в США. Однако мне не дали американскую визу, поэтому я отправился в Канаду. Со второй попытки я получил разрешение на въезд в США. Причём мне дали визу сразу на десять лет.

— И как сложился для тебя твой второй сезон в Северной Америке, теперь уже в США?

— Сразу почувствовал, что уровень команд на порядок выше, чем был в Канаде. Но место в составе я получил сразу и на протяжении сезона имел в каждой игре достаточно много игрового времени.

По статистике я снова стал лучшим в своей команде. В 56 матчах забросил 22 шайбы и сделал 17 передач. Что касается выступления команды, то в регулярном первенстве мы стали вторыми. А в плей-офф проиграли оба матча в финале и заняли второе место.

— Что тебе больше всего запомнилось во втором сезоне?

— Случай, когда я зимой ночью потерялся в Нью-Йорке и при этом у меня ещё и разрядился телефон…

– Подробнее можно о ночных приключениях украинца в Америке?

— Прошлым летом я поступил во Львове в инфиз на заочный факультет. И в середине января, когда была пауза в играх на неделю, отпросился улететь домой, чтобы сдать зимнюю сессию. Когда вернулся в Бостон, то команда была в Нью-Джерси, где на следующий день нас ждала игра. Прилетев в Бостон, я сразу автобусом отправился в Нью-Йорк – от него в Нью-Джерси всего час езды.

В Нью-Йорк мы прибыли в половине второго ночи. Поэтому нас по местным законам сразу полицейские попросили помещения автовокзала оставить. И тут я вижу, что у меня разряжен мобильный телефон, а зарядки нет.

Скажу прямо, ночной Нью-Йорк – не то место, где приятно гулять ночью зимой. Я больше часа бродил по улицам, пока у какого-то бездомного увидел подзарядку. Днём я бы в жизни не решился подойти к этому существу да ещё и с ним общаться. Но тогда я ему обрадовался так, словно в пустыне увидел колодец… Через час за мной приехало авто и увезли в расположение команды в Нью-Джерси. Но и сейчас, когда я вспоминаю ту ночь, мне становится жутко.

— Ты уже немного рассказал о направленности на раскрытие индивидуального потенциала молодых хоккеистов в Северной Америке и на командную подготовку в Украине. А в каких ещё компонентах отличается тренировочный процесс в украинских школах по сравнению с юниорскими и молодёжными командами Канады и США?

— (чуть задумавшись) В Украине с детства очень много внимания уделяется физической подготовке на групповых тренировках. А в Северной Америке уже в юниорах эта сторона подготовки – это самостоятельная работа, часто с тренерами по “физике”.

Ещё у нас во всех возрастных группах главное – результат. А задача всегда выигрывать создаёт постоянное психологическое давление, что очень истощает и не позволяет действовать в официальных поединках раскованно. А это, в свою очередь, убивает творчество и в результате хоккей с игры превращается для ребят в рутинную работу.

Знаете, я и в Канаде, и в Америке от тренировочных занятий получаю истинное удовольствие и постоянно чувствую, что развиваюсь и прогрессирую в игровом плане. Поэтому готов тренироваться чуть ли не круглосуточно. И удовольствие от тренировок и матчей получаю практически одинаковое. В Украине часто тренировочный процесс превращался как в некую “обязаловку”, что мы отбывали тяжёлую трудовую повинность. Недаром, у нас есть поговорка, что лучшая тренировка – это игра.

— Сейчас карантин и сезон у твоей команды уже закончился. Поэтому ты отдыхаешь?

— В Украину я вернулся в начале второй декады марта. Первоочередной моей задачей на период межсезонья было сдать летнюю сессию. Но начался карантин, поэтому есть время подготовиться к зачётам и экзаменам.

Однако и о тренировках не забываю, ведь в тонусе себя необходимо держать всегда. Конечно, работаю самостоятельно. Хорошо, что условия для этого есть – мы живем в Яворове в своём доме, поэтому во дворе места для меня одного вполне хватает.

“Жду завершения карантина, чтобы сдавать уже летнюю сессию”

— Кстати, ты закончил среднюю школу в 2018 году, а в Львовский университет физкультуры поступил в 2019-м…

— Да, школу я закончил, а вот ВНО не сдал, поэтому никуда сразу после школы и не поступал, потому что не имел на это права.

— И какой именно предмет ты провалил? Ты же говорил, будто в школе учился более-менее нормально, даже английский неплохо знал еще до того, как улетел в Северную Америку.

— Я ничего не провалил – меня просто выгнали из ВНО по украинскому языку. На ВНО, согласно правилам, нельзя с собой брать ни мобильные телефоны, ни любые другие гаджеты. Я телефон перед началом ВНО сдал, а о наушниках к нему, которые были в другом кармане, забыл. Вот их у меня спецприбором уже в ходе тестирования и нашли.

Я пытался объяснить, что как можно воспользоваться наушниками, когда нет телефона – по чём я буду получать информацию… Но они даже ничего слушать не хотели. Сказали, что для меня ВНО закончилось и всё – до свидания.

Пришлось сдавать ВНО через год, когда вернулся домой после первого сезона за океаном. И, может, оно было и к лучшему. Первый год в чужой стране имел возможность полностью сосредоточиться на хоккее. А то вот в январе этого года пришлось находить окно между играми. Правда, два матча пришлось пропустить, чтобы прилететь во Львов на зимнюю сессию.

Хорошо, что благодаря наличию лекций и других учебных материалов на сайте университета, удалось более-менее нормально подготовиться к сдаче зачётов и экзаменов. Теперь вот жду завершения карантина, чтобы сдавать уже летнюю сессию. А уже после этого вернусь в США. Правда, пока ещё не могу точно сказать, за какую именно команду играть. Однако на сто процентов в Бостоне я не останусь. Надо двигаться вперёд и играть на более высоком уровне.

— Так, может, это будет команда не из США, а из Канады?

— Нет, я буду играть в США. У меня есть несколько предложений. В принципе, мы с моим агентом уже почти решили, какой вариант выберем. Но соглашение ещё не подписано, поэтому не хочу заранее ничего конкретно говорить.

Поиграв по одному сезону в Канаде и США, скажу, что мне больше нравятся Штаты. И перспектив там больше и молодёжный хоккей, по-моему, сейчас на чуть более высоком уровне. Возможно, это из-за того, что в Канаде очень жесткий лимит на легионеров – только два хоккеиста в составе. И как люди, американцы больше мне нравятся, чем канадцы – они веселые и живут интереснее.

!-- Composite Start -->