Экс-чемпион мира в супертяжелом весе и мэр Киева Виталий Кличко дал развёрнутое интервью Александру Беленькому из “Рейтинга Букмекеров”. С полным вариантом беседы можно ознакомиться, просмотрев видеозапись, а выдержки из интервью приводим в текстовом виде.

— Ты не поправляешься. Я вот сейчас Насима Хамеда видел. Такой колобок, странно, что не катится. Как ты выглядишь, и как он… Но первый вопрос я тебе задаю один и тот же. Как дела твои мэрские?

— Ну, не знаю, интересно на этом канале или нет, но одно могу сказать: это действительно очень сложно – переходить из одной профессии в другую. В боксе я могу выступать как эксперт, потому что провел в спорте более 25 лет и до молекул разбираюсь в материале. А политика, особенно молодая политика Украины, больше похожа не на бокс, а на бои без правил.

В первое время было очень тяжело: сформировать команду, разобраться во всех процессах, которые происходят в городе. Но я точно знаю: нет ничего невозможного, если отдавать этому все свое время и силы.

Киев был в страшном состоянии три года назад, долг в 26 миллиардов гривен. Мы платили каждый день! Каждый день 2 миллиона гривен. Не было лекарств. Например гемодиализа. Это препарат, который нужен для промывки почек. Без него в течение нескольких дней люди могут умереть. Водители киевских муниципальных предприятий и водители автобусов, троллейбусов, трамваев проводили демонстрации — им три месяца не платили зарплату. Бюджет пустой. Не знаешь, за что хвататься. Было очень тяжело.

Но мы за это тяжелое время уменьшили внешний долг Киева с 26 до 13,5 миллиарда. Уже третий год   позитивная динамика с наполнением бюджета. Знаете, самое сложное – поменять систему, негибкую, коррумпированную. Она осталась с Советского Союза. И я думаю, не у многих такой опыт — запустить новые процессы, которые бы работали.

Привлекаем знающих людей, смотрим на опыт разных стран, используем новые технологии, например «смарт-сити», «прозрачный бюджет», «электронный бюджет». И это дает хороший эффект для города. Не случайно я за три года начал получать удовольствие. А кстати, немногие знают, а ведь я на протяжении трех лет был экскурсоводом. В бюро международного туризма и спорта.

— А скажи, все-таки кому-нибудь удавалось залезть тебе, что называется, под кожу? Из твоих соперников или из твоих политических противников. Вот когда люди действительно достигали цели, выводили из равновесия?

— Было. Очень неприятно, когда тебе лгут глаза. В боксе не так много, как в политической жизни. Достаточно большое количество людей. У меня такое ощущение, что в политике собираются в большинстве своем люди, для которых забота о людях, стране, высокие цели, интересы общества — это лишь хорошая картинка, внешняя. И очень часто знаешь, что человек врет тебе в глаза… Такого огромного желания дать по морде у меня никогда не возникало. Даже в боксе. Но нужно сдерживать эмоции. Я бы с огромным удовольствием многих людей пригласил в ринг, дал бы им перчатки, но они на самом деле…

— В ринг не выйдут?

— Очень задиристые, очень наглые, уверенные в себе, но только в присутствии большого количества людей. А оставаясь один на один, отказываются от предложений зайти в ринг. А были такие, которые залезали под кожу, и я еле-еле себя сдерживал, чтобы не начистить им задницу.